на главную
интинские новости
гостевая книга
форум
ссылки
слово автора

Вести

информационный листок

№ 152 (256) / 18.12.04



Профсоюзы non gratа

За что мэр Инты ненавидит шахтерских лидеров?
Ликвидировать как класс, ошельмовать, обуздать и обезвредить. Именно эти, до боли знакомые тезисы революционной риторики приходят в голову, когда пытаешься проанализировать отношение интинской городской власти к профсоюзам. Точнее – мэра города Владимира Ильича Шахтина.

ОБРАЗ ВРАГА

В конце прошлого – начале этого года с трибун многочисленных шахтерских и городских конференций в их адрес из уст самого мэра и его соратников обличительно звучало: «Разрушители Инты, ликвидаторы, враги»…

Накануне 50-летнего юбилея Инты под эгидой мэрии вышла историческая книжка об Инте, и в очерке, написанном женой Владимира Ильича Татьяной Логиновой, звучала та же «песня»: профсоюзные лидеры во всей новейшей истории играли разрушительную роль и использовали для этого все средства.

Действительно, Инта всегда отличалась решительными действиями профсоюзов за права шахтеров и выдвигала ярких лидеров. И не удивительно, что Дмитрий Лукашенко уже не первый срок избирается председателем Федерации профсоюзов Коми, а Иван Мохначук – председателем «Росуглепрофа» России.

Довольно мелочными выглядят такие «уколы» интинских властей, как вычеркивание из списка гостей на юбилее города тех же Мохначука и Лукашенко. А потом появилась и заметка в «Красном знамени», где о визите профсоюзных лидеров в Инту писалось уничижительно: «Массовики-затейники, мол, приехали на халяву меда-водки попить, неизвестно с кем встречались, и вообще – страшно далеки от народа»…

Чем же так насолили Шахтину профсоюзы? Откуда такая патологическая «классовая ненависть»? Все становится ясным, если вспомнить «исторический путь» Ильича в Инте.

ПУТЬ ИЛЬИЧА

На переломе от государственного капитализма к частному комбинат «Интауголь», в который тогда входило пять шахт, преобразовался в концерн, с ограниченными функциями управления ставшими самостоятельными ОАО.

Директора шахт тогда неплохо поживились за счет неконтролируемых потоков угля. Деньги за вывезенный уголь оседали на их личных счетах. Довольно странно сочетались почти 70-процентная господдержка отрасли с частным распределением получаемых доходов от его реализации.

Понятно, что долго это продолжаться не могло, и господдержка сократилась до 30 процентов (позже и вообще сошла на нет). Шахты уже не могли самостоятельно обеспечивать свою деятельность. А директора, получившие свои дивиденды от «самостийности», вскоре исчезли. На их место пришли другие руководители и попытались вновь централизовать угольные и финансовые потоки. В форме компании-холдинга была реанимирована структура единого управления «Интауглем».

И только Владимир Шахтин, единственный из директоров шахт, использовал в полной мере возможности «прихватизации». Объединив акции верхушки руководства возглавляемой им шахты «Западная», поскупав что можно у рабочих, воспользовавшись ляпом тогдашнего правительства Коми (благодаря чему выкупил и республиканский пакет акций «Западной»), Шахтин стал практически собственником предприятия – его гендиректором и председателем совета директоров АО.

В компанию «Интауголь», естественно, «Западная» не вошла, оставив за собой право лишь получать свою долю господдержки, еще поступавшей через компанию. И, более того, при этом играла на рынке углей против «Интаугля», используя демпинговые цены.

Однако Владимир Ильич – современный капиталист. Поэтому за те же угольные деньги, которые не выплачивались горнякам, кредиторам и недовкладывались в производство, он строил образ «просперити» – процветания «Западной». Так появился прекрасный ФОК с бассейном, крытым катком, игровыми и тренажерными залами. Приобретена база отдыха «Санта-Барбара» на Черном море, построен одноименный дом в Инте…

Но экономику не обманешь, кредиторов не проведешь. Шахта уверенно шла к банкротству. Не многим лучше было положение и на других угольных предприятиях Инты. Стремясь отыграть ситуацию, руководство РК попыталось вернуть «Западную» в лоно «Интаугля» и назначило Шахтина гендиректором Интинской угольной компании.

Год его правления отраслью в Инте отмечен социальным взрывом – шахтеры не получали зарплату. Владимиру Ильичу удалось тогда направить народный гнев на Москву, ссылаясь на убывающие средства господдержки, которых, мол, именно на зарплату и не хватает. Поэтому-то горняки и перекрыли Северную железную дорогу, а, скажем, не ж/д ветку от «Западной» до станции «Инта».

Из Москвы тогда какие-то деньги шахтеры все-таки «выбили». Но Шахтин после того всполоха был снят с должности гендиректора «Интаугля», так как ни отрасль не поднял, ни «Западную» в лоно компании не вернул. Сам же вернулся в свою епархию.

Однако и там он продержался недолго. Против погрязшей в долгах шахты «Западная» было возбуждено дело о банкротстве, которое оным и завершилось. Владимир Шахтин уголовной ответственности в суде избежал, но со всех постов в ОАО был снят. Так завершилась его карьера «капиталиста» первой волны. Надо ли говорить, какими пылкими чувствами к профсоюзам угольщиков после этого он воспылал...

УПОРНЫЙ ПОЛИТИК

Будучи выброшенным из бизнеса, г-н Шахтин сыграл свою роль «третьего лишнего» на выборах Главы РК, за что и получил в новом правительстве должность советника Главы «по углю». Но и с новым Главой республики не ужился, хлопнул дверью и «всплыл» уже в 2003 году на выборах мэра Инты.

К тому времени была уже четко обозначена политика государства по отношению к угольной отрасли: убыточную ее часть закрывать, остальное приватизировать. Две из четырех оставшихся шахт Инты как раз и подпадали под ликвидацию. Объективно. Как по всей России. Без реальных шансов на иной исход.

Но кандидат в мэры Шахтин выбрал безошибочный для интинцев лозунг – «За сохранение угольных предприятий и города». Трудно не обмануться таким заманчивым предложением. Примерно четвертью голосов избирателей Владимир Ильич победил на выборах.

А потом, в течение года, всеми административными, политическими и общественными средствами он поддерживал у людей надежду на то, что можно отстоять сохранение убыточных производств за счет государственной казны. А что ему оставалось? На кону – политический имидж.

Но у профсоюзов, особенно тех шахт, которые подлежат ликвидации, иная забота. Не мифическая, а прагматическая. В отличие от пенсионеров и бюджетников, они прекрасно знают положение дел и в отрасли, и на рынке углей, и, конечно, на своих предприятиях.

«Западная-бис», выделившаяся из обанкроченной при Шахтине «Западной», погрязла в долгах. Энергетики уже просто не дают ей работать. У людей – долги по зарплате, которые тянутся аж с середины 90-х годов. Шахта практически не добывает и не реализует уголь, а значит, не может платить и текущую зарплату.

На «Капитальной» заканчиваются готовые к выемке поля. Дни шахты сочтены, а у горняков – все те же долги по зарплате за прошлые годы.

Большинство шахтеров понимают: сохранить шахты в таких условиях невозможно. Ждать миллиардов на их раскрутку – не от кого. Единственный путь – ликвидация. Но – двумя возможными способами.

Либо – по программе реструктуризации, с отработанным механизмом социальной защиты высвобожденных горняков. То есть с получением долгов по зарплате, с положенными выходными пособиями и получением права на переселение из Инты за счет государственных гарантий.

Либо – самоликвидация. Шахты просто останавливаются, и люди остаются без всяких средств в Инте и перспектив из нее выехать.

Шахтин, отказываясь подписывать техзадание на проект ликвидации, «народный герой». А в результате шахтеры «Западной» и «Капитальной» лишаются финансирования того самого механизма соцзащиты.

Поэтому вновь появились баррикады между горняками и Шахтиным. Митинг – уже под окнами его мэрского кабинета (сам он тогда «утек» на джипе в села района). На лозунгах: «Ты нам мстишь за рельсовую войну?» И жесткая резолюция: «Подписывай!»

В итоге мэр все-таки подписал документ. А затяжку-проволочки объяснил тем, что хотел добиться весомых госгарантий по соцзащите горняков, уволенных по ликвидации шахт. Оказывается, он того же добивался, чего и профсоюзы, эти «разрушители-ликвидаторы» Инты. А то, что при этом время и конкретные деньги потеряны, отрицает…

Сохранил ли политик Шахтин лицо в этом раунде очередного противостояния? Судя по тому, что происходит, нет. Больно уж лицо это стало обиженным. К себе в гости не зовет. Сам в гости к шахтерам не ходит. С профлидерами, своими «заклятыми друзьями», общается посредством прессы…

ПРОБЛЕМНЫЙ МЭР

Профсоюзы в роли обиженных не ходят – не политики. У них свои заботы. Как дальше жить, что делать, решают на своих конференциях. Недавно в Инте прошла такая – отчетно-выборная «Росуглепрофа».

Она определила две главные проблемы. Одна – для уволенных с ликвидированных предприятий «Интаугля» (их около двух тысяч человек). Здесь главное – как осуществляются меры социальной защиты высвобожденных и как будет идти переселение лишившихся работы людей…

Другая проблема касается тех, кто остается работать в компании (более трех тысяч человек). Предприятие работает с убытками. Низкий уровень оплаты труда, особенно на вспомогательных участках и в службах. Не ясна перспектива обретения предприятием собственника – стратегического инвестора...

Обо всем этом и говорилось на профконференции. Шахтеры внимательно слушали выступления председателей «Росуглепрофа» РФ Ивана Мохначука и Федерации профсоюзов РК Дмитрия Лукашенко, которые подробно изложили свое видение ситуации в отрасли, в Инте. Рассказали о том, что сегодня предпринимается ими для решения насущных проблем горожан. Отвечал на вопросы шахтеров и гендиректор «Интаугля» Вадим Ларин.

По их словам, о каком-то экономическом подъеме Инты можно будет говорить только по истечении 3-4-х лет, когда начнут реализовываться перспективные нефтегазовые северные проекты. А сейчас будет хорошо, если удастся стабилизировать добычу и реализацию угля хотя бы на уровне трех миллионов тонн, достигнуть рентабельности.

Интересно было бы сопоставить реальные взгляды на перспективы Инты лидера шахтерских профсоюзов, кандидата экономических наук (докторскую заканчивает) Ивана Мохначука, владеющего информацией не из вторых рук, и политические, декларируемые мэром Владимиром Шахтиным. Увы, не сложилось. Мэр на конференцию не пришел. Профсоюзники, присутствовавшие на последней сессии Совета города 2 декабря, за день до конференции, поразились тому, что делается. Подготовленный депутатами к рассмотрению вопрос о поправке в бюджет города, открывающий финансирование долгов по зарплате горнякам «Западной» и «Капитальной», уволенным до решения о ликвидации шахт (речь идет о выделенных городу из бюджета РК, в том числе и по настоянию профсоюзов, 22 миллионов рублей), так и не был рассмотрен.

Промэрски настроенные депутаты, реализовывавшие программу свержения неудобного мэру председателя Совета Владимира Лаврова, внесли альтернативную повестку дня, которая расколола Совет пополам (11 на 11) и не позволила даже открыть сессию…

Что же происходит? Да ничего особенного. У мэра города появились новые «враги», руководство, часть депутатов Совета города. И именно в борьбе против них разыгрывается «шахтерская карта».

Стоит ли после этого шахтерским лидерам удивляться, что мэр Инты не ищет с ними и через них, бывших интинцев, нужных контактов в Москве и Сыктывкаре, чтобы решать текущие и перспективные для города вопросы? По их мнению, которым они и поделились с земляками-шахтерами, одной из проблем Инты остается ее проблемный мэр...

А он вышел на новый виток противостояния со всеми под новым девизом: «За единую Инту». Суть – в предстоящей реформе местного самоуправления по принципу: один город – один мэр. А значит, будут новые враги в лице федерального центра, республиканских властей и каких-нибудь новых «отщепенцев» из города.

Горожане станут заложниками задуманного по типу Эжвинского референдума (с такими же, то есть никакими, последствиями). И тогда шахтеры останутся наедине со своими проблемами. Этого нельзя допустить.



Валерий ПРУДНИКОВ, "Трибуна"



Высказаться в гостевой

Архив "Вестей"

немного об Инте

О городе

Общая справка

География

Погода в Инте

интинские фотографии

2001-2002

2002-2003

Новые галереи

Башня

Поселки

Лето

Старая Инта

Народные галереи

Сайт управляется системой uCoz
Сайт управляется системой uCoz