Вести Инты
№ 139 (499) / 20.11.06
Покупатели акций «Интаугля» опасаются за безопасность родственников

Победитель аукциона по продаже федерального пакета акций ОАО «Шахтоуправление «Интинская угольная компания» («Интауголь») намерен сегодня, 13 ноября, в крайнем случае, завтра оплатить свою покупку. Таким образом, стоящие за номинальным покупателем бумаг угольной компании Валерием Катаевым лица не вняли переданному им через подконтрольные Желтому дому СМИ предложению не оплачивать акции и тем самым «решить проблему бесконфликтным путем». Однако крайне негативная реакция на результаты торгов со стороны высокопоставленных чиновников исполнительной власти РК заставила отдельных представителей победившей команды побеспокоиться о личной безопасности и безопасности своих родственников.

Напомним, выпускник юридического факультета Сыктывкарского государственного университета, проживающий ныне в Москве воркутинец Валентин Катаев, предложивший 35 млн. 590 тыс. руб. за 60,49% акций «Интаугля, был признан победителем аукциона, проведенного 2 ноября Российским фондом федерального имущества. Руководители исполнительной власти РК восприняли происшедшее в штыки: сначала они попытались использовать свой ресурс для отмены аукциона, а когда это не удалось, организовали пиар-атаку против покупателей пакета акций «Интаугля» в республиканских СМИ. Несмотря на то, что акции были куплены на открытых торгах, проведенных государством, высокопоставленные госчиновники в подконтрольных Желтому дому изданиях назвали покупку рейдерским захватом. В статье, опубликованной в одной из республиканских газет, сообщалось о том, что отец г-на Катаева умер, «зато живы и ныне здравствуют его мать и сестра», которые якобы очень волнуются за своего сына, «ведь жизнь рейдеров хоть и богатая, зато, как правило, недолгая». В другом издании заместитель главы РК Алексей Чернов связал покупку акций с политикой, заявив, что «сложившаяся ситуация выгодна только одному человеку – главе администрации Инты Владимиру Шахтину». Заодно в сотрудничающих с властью СМИ измазали грязью и президента группы компаний «Нобель Ойл» Григория Гуревича (когда по коридорам Желтого дома прошелестел слух о том, что за покупкой угольного пакета могут стоять руководимые им структуры).

Одновременно на покупателей бумаг «Интаугля» была совершена судебная атака. Судья Сыктывкарского федерального суда Ирина Смолева, рассмотрев иск неназванного заявителя, вынесла определение о блокировании операций с пакетом акций, и теперь победитель аукциона, даже оплатив свою покупку, не сможет вступить в права собственника. Сегодня, 13 ноября, корреспондент «ЗЖ» связался с г-жой Смолевой по телефону.

– Можете пояснить, кто является истцом, а кто ответчиком?

– Истец – Ежов Иван Владимирович. Ответчики – «Шахтоуправление «Интинская угольная компания», Российский фонд федерального имущества, Катаев Валерий Иванович и ООО «Межрегиональный специализированный регистратор «Реестр-С». В настоящее время производство по делу приостановлено в связи с направлением определения о судебном поручении об истребовании доказательств и об опросе представителя ответчика, который находится в Москве.

– Заявитель является жителем Сыктывкара?

– Да.

– Он является сотрудником «Интинской угольной компании» или ее руководителем? Кто он вообще?

– Об этом в исковом заявлении ничего не сказано.

– По обеспечительным мерам можете пояснить?

– Меры по обеспечению иска судом приняты.

– Какого характера?

– (Смеется). Приняты в том объеме, в котором просил истец. Наложение ареста на акции.

– На все сто процентов или на тот пакет, который принадлежал РФФИ?

– Повторяю, в том объеме, в котором просил истец. Не более того.

– Верховный суд РФ в постановлениях своего президиума указывал судам общей юрисдикции на недопустимость их участия в хозяйственных спорах по поводу собственности юридических лиц. Как соотносятся с такой позицией Верховного суда ваши решения?

– Исковое заявление в том виде, в каком оно получено судом, не свидетельствует о нарушении каких-то правил подсудности. В моем определении о подготовке дела к рассмотрению истцу предложено представить определенные документы и дополнения к исковому заявлению, которые будут свидетельствовать о наличии или отсутствии необходимости решения вопроса о подсудности дела.

– То есть сомнения по поводу подсудности у вас все-таки есть?

– У суда всегда должны быть сомнения в том, что правильно или неправильно, какие мы акты выносим. Для того, чтобы этих сомнений не было, мы предлагаем в порядке подготовки определенные действия сторонам произвести. Срок для истца установлен: до 20 ноября.

Между тем произвести оплату акций Валерий Катаев намерен сегодня, в крайнем случае - завтра. Об этом «ЗЖ» сообщил вчера, 12 ноября, сам г-н Катаев, согласившийся ответить и на другие вопросы корреспондента газеты.

– Можете сказать, кто стоит за вами?

– Почему-то все считают, что покупателем должна быть всем известная структура, такая как «Русал» или «Северсталь». Но сегодня в России существует много других, пусть и не столь известных, инвестиционно-финансовых структур, которые готовы приобретать активы и зарабатывать деньги. Я представляю достаточно серьезную структуру, которая имеет серьезные планы и серьезную поддержку на федеральном уровне.

– Название структуры не откроете?

– Нет. Я уже объяснял в СМИ, почему я не считаю нужным это делать. Сегодня и так вокруг приобретения пакета акций идут непонятные подковерные игры. Раскрыть название – значит, подставить приобретателя еще под больший удар.

– Когда будете готовы открыть карты?

– Когда нас включат в реестр акционеров. Пока же идет работа непонятных для нас сил по воспрепятствованию во вступление в законные права приобретателя акций.

– На вас выходили люди из руководства Коми после проведения аукциона?

– Да.

– Что-то предлагали?

– Если вы имеете в виду какие-то реальные конструктивные предложения, связанные с «Интауглем», то их не было.

– А что было?

– Я бы не хотел об этом говорить. Обливать грязью властьимущих в регионе – значит, отложить на более поздний срок начало конструктивных переговоров. Поэтому открытой конфронтации не должно быть, от этого проиграют все.

– Но давление на вас идет?

– Да. В связи с этим мне бы очень хотелось перевезти семью в Москву, но мама в настоящий момент нетраспортабельна – она находится на лечении в Воркуте. И я боюсь, что ее болезнь связана с той грязной кампанией, которая развернута против нас в СМИ.

– Как вы можете прокомментировать обвинения в рейдерстве, которые прозвучали из уст высокопоставленных чиновников Желтого дома?

– Мне кажется, что обстановка специально нагнетается для того, чтобы обострить социально-политическую ситуацию в Инте. Но люди, которые пытаются нас очернить, не учитывают того, что явная «чернуха» часто вызывает у здравомыслящих людей совсем не ту реакцию, на которую делается расчет.

– Можете сказать, с какой целью куплен пакет акций «Интаугля»?

– Чтобы работать. Это – бизнес-проект. Попытки связать покупку с предстоящими выборами не имеют под собой никаких оснований.

– Существует версия о том, что пакет куплен для последующей перепродажи.

– Я, во всяком случае, о таких целях ничего не знаю. Я не экономист, но, насколько мне известно, «Интауголь» может быть достаточно рентабельной компанией. В следующем году должны произойти большие изменения на рынке энергоресурсов. Газ значительно подорожает, и многим потребителям, в первую очередь предприятиям ЖКХ, тепловым электростанциям, будет намного выгоднее покупать уголь.

– Вас не пугает большая кредиторская задолженность «Интаугля», которая, по разным оценкам, составляет от 3,5 до 5,5 млрд. руб.?

– Я, честно говоря, не знаю, откуда там взялась цифра 5,5 миллиардов. Этот вопрос не по моему адресу, но, на мой взгляд, он вполне обсуждаемый. Сегодня уже началась работа по реструктуризации задолженности.

– С кем?

– С федералами.

– Как намерены решать долговые проблемы с республиканскими властями, которые, мягко говоря, не питают к вам теплых чувств?

– Мне кажется, что пока республиканская власть воспринимает все происходящее как игру каких-то рейдеров-юристов. Когда же они поймут, что в Коми пришел серьезный партнер, который нацелен на реальную работу, то ситуация, естественно, поменяется. Ведь по большому счету никто не может быть заинтересован в том, чтобы искусственно подогревать конфронтацию в Инте, в которой живут люди, у которых есть семьи и которым эти семьи надо кормить. Что бы ни происходило, шахта должна работать, и никто не может быть заинтересован в банкротстве предприятия.

– То есть цели обанкротить «Интауголь» у вас нет?

– Ни в коем случае.

– Власти Коми связывают приобретение пакета акций «Интаугля» с политикой. Называются фамилии Владимира Шахтина и Григория Гуревича, которые якобы могут стоять за номинальным покупателем. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Комментарий очень простой – никто из них не стоит за реальным приобретателем.


Эрнест Мезак, Сергей Сорокин
"Зырянская жизнь"



обсудить на форуме
высказаться в гостевой

архив